РУС / ENG

Демиховский машиностроительный завод

Демиховский машиностроительный завод

Проходная завода, 1940-е годы

Демиховский завод, в то время называвшийся механическим, был открыт за 6 лет до начала Великой Отечественной войны. Небольшое предприятие, состоящее из трех цехов – механического, котельного и литейного, находилось в ведении торфяной промышленности. Основной продукцией были запасные части для электростанций и торфоуборочных машин, а также несложная химическая аппаратура. В 1940 году численность работников предприятия составляла 338 человек.

Известие о вероломном нападении фашистской Германии 22 июня 1941 года вызвало по всей стране волну добровольцев, желающих идти на фронт. Не стали исключением и жители Орехово-Зуево и района. На митингах и собраниях люди группами записывались на фронт и в народное ополчение.

На Демиховском заводе с заявлением о добровольном вступлении в ополчение выступили А.И. Родин, П.К. Гарцев, Васильченко, Мурашов, Лесовский, Прошин и многие другие работники. Ушли на фронт многие специалисты высокого класса. Но завод продолжал функционировать, поэтому важнейшей задачей было восстановить численный состав коллектива, обучить профессиям новичков.

Руководствуясь девизом «Станки мобилизованных не должны стоять!», рабочих-мужчин заменяли женщины, старики, подростки. Так, в литейном цехе вместо ушедшего на фронт мужа его профессию формовщика стала осваивать П.А. Самозванцева.

Некоторые служащие добровольно перешли на рабочие места в цехах. Инженеры-технологи И.Б. Шур и Ю.В. Грановский предложили удлинить на 4 часа свою рабочую неделю и стали оказывать практическую помощь работникам производственных участков. Трудясь в заводских цехах, специалисты-технологи на месте разрабатывали рационализаторские предложения и занимались их внедрением.

Люди не уходили от станков иногда по несколько суток. В газете Орехово-Зуевского района «Большевик» от 13 июля 1941 года назывались имена Русина, чья бригада не прекращала трудиться, пока не завершила задание полностью, а также котельщиков Большухина и А.С. Ракова, которые добились более коротких сроков выполнения работ.

Рубеж безопасного удаления

В военное время одни предприятия готовились к эвакуации в восточные районы страны, другие перестраивались на выпуск изделий для фронта. В первые дни с момента вторжения немецко-фашистских захватчиков Демиховский завод освоил несколько видов военной продукции, не останавливая производство ранее выпускаемой. Несмотря на крайне тяжелые условия, рабочие старались выполнять плановые поставки узлов и механизмов для торфодобывающих предприятий.

Но в октябре 1941 г., когда враг вплотную приблизился к Москве, завод был остановлен. На предприятие пришла секретная депеша, в которой сообщалось о необходимости проведения организационных мероприятий на случай возможной эвакуации людей и оборудования в глубокий тыл. Все силы рабочих и служащих были брошены на подготовку к эвакуации.

Станки демонтировали и грузили на железнодорожные платформы, работники – токари, слесари, формовщики – размещались в товарных вагонах. Директор завода С.А. Глазунов лично руководил эвакуационными мероприятиями. Людей и оборудование с ДМЗ планировалось отправить на Урал, где предстояло налаживать новое производство.

В декабре 1941 г. по Демихово и по всем окружающим деревням пролетела весть о поступившем из Москвы приказе приостановить эвакуацию и приступить к восстановлению завода. Произошло это вслед за начавшимся наступлением Красной Армии под Москвой 6 декабря. Враг был отброшен от столицы почти на 200 км, понеся большие потери в живой силе и технике. В конце декабря 1941 г. поступило официальное распоряжение Совнаркома СССР о восстановлении предприятия.

Контрудар 

1942 год – новый этап в Великой Отечественной войне, а также в развитии Демиховского механического завода. Отправленное в эвакуацию оборудование уже работало на Урале, надеяться на его возвращение не приходилось. Главной задачей в это время стало пополнение цехов необходимыми станками и инструментом. Помощь была оказана другими предприятиями, которые передали часть своего оборудования в Демихово. На полное восстановление после эвакуации ушло более полугода.

В марте 1942 года производство возобновилось, завод начал изготавливать контейнеры. Недостаток оснащения и нехватка рабочей силы – после эвакуации на заводе оставалось 19 человек – не позволяли организовать выпуск продукции в больших масштабах. На заводе имелся лишь один электросварщик, Петр Арсентьевич Зуенков, который начал обучать своей профессии женщин. Первой электросварщицей стала Александра Павловна Кудинова, в дальнейшем перевыполнявшая годовые задания в 6-7 раз.

Стахановская бригада электросварщиков П.А.Зуенкова, 1942 г.

В августе 1942 г. директором завода назначен прибывший по направлению Народного Комиссариата электростанций СССР Владимир Георгиевич Зудин. Прежний директор С.А. Глазунов перешел на должность главного инженера. У В.Г. Зудина было конкретное задание: на имеющейся производственной базе наладить выпуск продукции для фронта, для Победы.

В исполнение этого поручения Владимир Георгиевич вкладывал все силы, волю, знания. Сутками не выходя из цеха, он добился заметных успехов в правильной организации труда и борьбе за качество продукции.

Благодаря умелому руководству нового директора, коллектив предприятия сумел в кратчайший срок преодолеть трудности восстановления после эвакуации и приступил к планомерному выпуску изделий для нужд торфяной промышленности.

Возродив производственные мощности, Демиховский завод быстро освоил изготовление новых, военных заказов – головных частей снарядов для реактивной установки «Катюша», корпусов снарядов и гильз для артиллерии, подвесных баков и стабилизаторов для боевых самолетов, бензоприцепов.

Секретное оружие 

И.А. Флёров14 июля 1941 года по занятому немцами городу Рудня был произведен первый залп из оружия, которое потом стали называть «Катюшей». Через 2 дня батарея под командованием капитана И.А. Флерова открыла огонь по железнодорожному узлу Орша и переправе через реку Оршица, на которой скопилось большое количество германских воинских эшелонов.

На них и обрушился залп батареи – 122 снаряда за 7 секунд. Эффект ее огня был ошеломляющим: уничтожено большое количество военной техникой, убито и ранено около 300 солдат и офицеров. А батарея немедленно сменила огневую позицию и вскоре действовала в 40 км от Орши.

Гитлеровское командование поставило задачу своим войскам – во что бы то ни стало захватить батарею, были сформированы спецгруппы для охоты за ней. В начале октября 1941 года батарея попала в засаду. Расстреляв весь боезапас, капитан И.А. Флеров приказал взорвать установки, при этом он и почти весь личный состав батареи погибли.


Реактивная установка «Катюша»

Реактивная установка Катюша

Мало кто знает, где создавались боеприпасы для реактивных установок с красивым женским именем Катюша. Производство снарядов было рассредоточено по разным, порой очень маленьким предприятиям, причем часть деталей делалась на одном заводе, другая часть – на другом, а комплектация – на третьем. Такая организация производства боеприпасов помогала сберегать тайну секретного оружия.

Для изготовления головных частей реактивных снарядов «Катюш» был выбран Демиховский механический завод. Это неслучайно: расположенное в деревне небольшое предприятие с тремястами работниками не вызывало у противника особого интереса.

Головные части снарядов на Демиховском заводе делали с 1942 по 1945 год, в условиях строгой засекреченности. Инженерно-технические работники и рабочие давали подписку о неразглашении данных о производстве продукции. Нарушение приравнивалось к разглашению военной тайны и влекло тяжкое уголовное наказание.

До окончания войны ни немцам, ни союзникам не удалось создать оружия, равного по силе, мощи удара и быстроте передвижения нашей «Катюше». Реактивные установки сыграли большую роль в разгроме немецко-фашистских захватчиков и помогли нам одержать безоговорочную победу в Великой Отечественной войне. В этом есть заслуга и рабочих Демиховского механического завода.

Победа

Приказом Наркомата электростанции СССР №245-а от 30.12.1942 года завод из треста «Энерготорфмаш» был передан в ведение Главного управления запасных частей и ремонтов «Главэнергозапчасть» Наркомата электростанции СССР. Производство росло, и в 1943 году достигло довоенного уровня.

В январе 1943 г Демиховскому заводу было вручено переходящее Красное знамя ВЦСПС и Наркомата электростанций и премия в сумме 20 000 р. за победу во Всесоюзном социалистическом соревновании по итогам 1942 года. В 1946 г знамя ВЦСПС и Наркомэлектро было оставлено коллективу предприятия на вечное хранение, сейчас его можно увидеть в экспозиции заводского музея.

Неоднократно за годы войны коллектив ДМЗ также получал Красное знамя Наркома обороны СССР, что служит прямым подтверждением весомого вклада демиховчан в разгром немецко-фашистских войск.

Из воспоминаний:

Н.И.БорисоваНина  Ивановна Борисова: « Когда мой отчим, Максим Осипович Захаров, ушел на фронт, мы с младшей сестрой пошли работать на завод. Это случилось в самый разгар войны, в январе 1943 года, тогда мне было 15 лет. Шли устраиваться, зная, что на заводе давали талоны на хлеб и платили хоть какие-то деньги, в то время как на соседних предприятиях не было и этого. Меня взяли в инструментальный цех, раздатчицей. В обязанности входило выдавать сверла, молотки, зубила и прочий инструмент токарям, слесарям и фрезеровщикам. Кроме нас с сестрой в семье было еще шесть человек, включая мою бабушку, давно вышедшую на пенсию, и тетю, которая не могла работать из-за инвалидности. Мы трудились на заводе, чтобы прокормить родных, а бабушка и тетя вели домашнее хозяйство, готовили еду. Каждый раз они старались нам, отработавшим 12-часовую смену, подложить в тарелку лишний кусочек, а сами недоедали.

Голод в то время ощущался очень сильно. В основном питались картошкой, летом еще выращенными на огороде овощами. 700 грамм хлеба в день, полученные по талонам, делили на всех и ели только в обед.

Смена на заводе начиналась в 8 утра, а заканчивалась в 8 вечера, либо наоборот – трудились с вечера до утра. Если выпадала ночная смена, до проходной нас с сестрой провожала бабушка, чтобы не страшно было идти одним.

Зимой ночи были очень холодными, поэтому мы с другими ребятами бегали греться в котельную. Работающие там мужики жалели нас, не прогоняли. Разрешали забраться на огромную печь и поспать там часок. Но иногда подшучивали над нами – мазали сажей лица. 

В то время на заводе работали все, кто мог: женщины, подростки и мужчины, которых не призвали по состоянию здоровья. Наш мастер в раздаточной, Николай Спиридонович Шипов, был хромым, поэтому на фронт не попал. Но он вносил вклад в победу своим трудом, поддерживал и помогал нам, пятнадцатилетним «работникам», был порою строгим, но добрым человеком. 

Мы в свою очередь тоже старались изо всех сил, трудились на совесть. На заводе тогда делали корпуса для снарядов, другую продукцию для фронта. И мы, хотя были еще, можно сказать, детьми, понимали, что должны помочь нашей армии, обеспечить солдат боеприпасами. 

Когда война закончилась, моя жизнь осталась связанной с заводом на долгие годы. Сначала меня отправили учиться в Орехово-Зуевский химико-механический техникум по специальности техника-технолога технологии пластических масс. По окончании обучения я была переведена в заводскую лабораторию, где и проработала до выхода на пенсию в 1988 году. Сначала на должности техника-лаборанта, потом заместителем начальника лаборатории, а затем – и начальником. 

Своего будущего мужа я тоже встретила на заводе – он приехал по распределению работать токарем. Когда мы поженились, от предприятия нам почти сразу выделили 12-метровую комнату. По мере того, как рождались дети и росла наша семья, улучшались и жилищные условия, в конце 60-х годов мы получили от завода трехкомнатную квартиру, в которой я живу по сей день. 

Н.И.Борисова 2015 гВремя летит, теперь на родном предприятии трудятся моя старшая дочь и внучка, а я вспоминаю свое первое и единственное место работы с благодарностью. Низкий поклон нашему кормильцу – заводу за хлеб, который был нам так нужен в тяжелые годы Великой Отечественной войны. Если бы не талоны на хлеб, мы могли бы просто умереть от голода. Хочу от всей души сказать заводу спасибо за то, что поддерживал нас в эти страшные, беспросветные времена! 

Нашим детям, внукам и будущим поколениям хочу пожелать, чтобы они не знали, что такое война, чтобы им никогда не пришлось перенести того, что выпало на нашу долю, чтобы они были здоровы и счастливы. И пусть они всегда помнят и чтят подвиг нашего народа, совершенный ради мирной жизни на земле!»

Во время работы на Демиховском машиностроительном заводе Н.И. Борисова состояла в профсоюзном комитете, была заместителем председателя кассы взаимопомощи, сейчас является членом Совета ветеранов. Нина Ивановна многократно премирована за активное участие в социалистических соревнованиях и внедрение рационализаторских предложений. За многолетний, добросовестный труд Н.И. Борисовой присвоены звания Ветеран труда, Труженик тыла, Ударник коммунистического труда.