РУС / ENG

Тверской вагоностроительный завод в годы Великой Отечественной войны

Тверской вагоностроительный завод в годы Великой Отечественной войны

Воскресенье 22 июня 1941 года было теплым и солнечным. Многие вагоностроители выезжают в однодневный дом отдыха, в пионерский лагерь к детям, на дачу. Ничто не предвещает беды. Поэтому трудно было поверить в то, что началась война. Люди спешно возвращаются в город.

В понедельник состоялся общезаводской митинг. В суровом безмолвии многотысячного коллектива чувствуется готовность к любым испытаниям. Все способные носить оружие стремятся на фронт. В первые месяцы войны в ряды Красной Армии и на оборонные работы уходит почти 2000 вагоностроителей.

Но для победы над врагом нужен был также прочный, надежный тыл, мощная военная экономика. Многих квалифицированных рабочих и специалистов военкоматы освобождают от мобилизации и возвращают на производство. Эти люди составили ядро специального цеха, который занимается выпуском военной продукции. Он работает дни и ночи. Самые лучшие станочники, наладчики, мастера и технологи считают большой честью трудиться в этом цехе. Его возглавляет опытный инженер А.И. Островцев. Изобретатели и рационализаторы трудятся над тем, чтобы быстрее и лучше выполнить заказы фронта. Наряду с выпуском товарных и пассажирских вагонов завод в первые месяцы войны налаживает массовое производство пяти видов продукции для фронта: артиллерийских снарядов, минометов, авиабомб, передвижных мастерских, санитарных вагонов. Фронтовые заказы в третьем квартале 41-го года составляют 57% всей продукции.

 Подросток в цехуНа место ушедших на фронт приходят подростки, женщины, пенсионеры. Передовая производственница Воробьева так выразила чувства и мысли всех заводских женщин: «Отправляя в армию наших мужей, братьев, сыновей, мы даем им наказ: без пощады бейте врага, гоните его дальше от русской земли. Мы говорим уходящим на фронт: идите с легким сердцем – мы сделаем вашу работу, встанем к вашим станкам и машинам, готовы работать столько, сколько нужно».

    Вся жизнь перестраивается на военный лад. В городе вводят строжайшую светомаскировку, у заводских цехов и жилых домов вчерашние мирные жители копают траншеи и убежища. Большинство вагоностроителей после работы проходят военную подготовку в истребительном батальоне, дежурят на важнейших объектах завода.

Фронт и тыл живут в неразрывном единстве. По инициативе вагоносборщиков начинается сбор средств на подарки фронтовикам. 75-летний пенсионер Н.А. Цветков, работая наравне со всеми, обязывается один раз в месяц трудиться бесплатно на оборону страны. Он приносит в партийное бюро цеха все свои облигации государственных займов и сдает их в фонд обороны. Его примеру следуют многие вагоностроители.Трудящиеся готовят подарки бойцам Красной Армии, 1941

Выполнение запросов фронта становится главной задачей заводского коллектива. За 9 месяцев 41-го года вагоностроители выпустили валовой продукции столько, сколько за весь предыдущий год. Как и все советские люди того времени, они живут по принципу: «Все для фронта, все для победы!»

Но фронт стремительно приближается к Калинину. Город подвергается интенсивной бомбардировке и артиллерийскому обстрелу. Прекращается подача электроэнергии. Город – в пламени. Горит вместе с ним и завод. Зарево пожаров видно за 60-80 километров.

Для эвакуации предприятия времени не остается. Удается отправить только один эшелон из 30 спецвагонов на Урал.

14 октября 1941 года, сломив сопротивление наших войск, враг захватывает Калинин.Подполье и партизанские отряды не позволяют оккупантам чувствовать себя спокойно на захваченной территории. В партизанских отрядах сражается более 80 вагоностроителей. Среди них – руководитель производственного участка М.И. Лагерн, начальник цеха В.Н. Круглый. Имя партизанки Зинаиды Тимофеевой сегодня известно всей стране. До войны она работала нарядчицей в заготовительном цехе, война сделала ее минером. За образцовое выполнение приказа и проявленные при этом мужество и героизм она посмертно награждена орденом Ленина. В результате двухмесячных ожесточенных боев наступательная операция наших войск была завершена. Морозный день 16 декабря 1941 года входит в историю Калинина как радостный день освобождения. Еще не утихла стрельба, а из ближних лесов и деревень в город устремляются сотни людей. По заснеженным тропинкам к родному заводу пробираются вагоностроители. Ленинградское шоссе пугает пустыми глазницами домов, заводской клуб превращен в груду развалин. На месте цехов – полуразвалившиеся стены. Из-под снега и завалов проглядывают обгорелые остовы станков и машин. На заводе выведены из строя паровые котлы, электростанция, водопровод и вся система водоснабжения.

19 декабря, в первый рабочий день, на заводе собирается 135 человек, через пять дней их становится уже 485. Обязанности директора возлагаются на Н.Ф. Гудкова. Начинается расчистка цехов. Создаются ремонтно-восстановительные группы.

Комиссия оценивает ущерб принесенный заводуУже в марте 1942 года вагоностроители отправляют на фронт первые 5000 снарядов. Женщины и дети работают на сорокаградусном морозе. Чтобы отогревать коченеющие руки, у станков устанавливают угольные жаровни, но они не спасают от стужи. Голодные, они работают до ночи и спят здесь же.

Ко второй половине 1942 года количество рабочих на заводе доведено до 2800 человек, а к концу года – 3360 человек, из них женщин – 55%, подростков 22% (от 12 до 17 лет). На заводе организуется танкоремонтная база. В 1943 году коллектив завода дает специальной продукции фронту в 1, 5 раза больше, чем в предыдущем.

Вообще, в годы войны вагоностроители, восстанавливая завод, выпускают 18 наименований фронтовой продукции - корпуса фугасных и авиационных бомб, артиллерийские снаряды, мины, товарные, пассажирские, санитарные, банно-прачечные вагоны, передвижные ремонтные базы и т.д.

С января 1942-го по апрель 1945-го восстановлены и сданы в эксплуатацию 14 цехов с 697 единицами оборудования, 28 жилых домов, 3 общежития. Восстановлены детские ясли и два детских сада, первая очередь клуба «Металлист».

Масштабы народного подвига во имя Победы ничем не измерить, ни с чем не сравнить. Ярким свидетельством массового трудового героизма является то, что в победном 1945 году за образцовое выполнение заданий Государственного Комитета Обороны более 50 вагоностроителей награждены орденами и медалями; 2426 рабочих, специалистов и служащих завода удостоились медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Тверской вагоностроительный завод всегда будет гордиться тем, что он воспитал семь Героев Советского Союза. Это Алексей Тимофеевич Аболихин, Михаил Иванович Румянцев, Сергей Иванович Коновалов, Василий Николаевич Галаулин, Николай Иванович Кирьянов, Павел Александрович Кайков, Иван Иванович Кокшаров. С первых дней Великой Отечественной войны громил гитлеровцев Виктор Андреевич Егоров. Он участвовал в штурме Берлина, был ранен – за боевые заслуги награжден орденом Ленина, орденами Славы и Красной Звезды, шестью медалями. С боевыми орденами и медалями вернулся на завод отважный разведчик Василий Петрович Ерофеев

У Обелиска 2

Счастье увидеть своими глазами Знамя Победы над поверженным Рейхстагом выпало немногим из тех вагоностроителей, кто уходил на фронт в смертельно жестоком 1941 году, защищал Москву, гнал врага от стен Сталинграда, освобождал от фашистской нечестии Белоруссию и Украину, принес мир народам Европы.

В 1969 году на территории завода открыт памятник-обелиск. Под барельефом, запечатлевшем вагоностроителей и воинов, надпись: «Вечная слава товарищам по труду – героям-вагоностроителям, отдавшим свою жизнь в борьбе за честь и независимость нашей Родины в годы Великой Отечественной войны».

С благодарностью в сердце всегда будут приходить к Вечному огню внуки и правнуки героев, чтобы поклониться их мужеству.








Из воспоминаний:

Свое детство Петр Лазаревич Кацнельсон называет по-настоящему счастливым. Жизнь в заводском бараке, где был огромный коридор, казалось, уходящий в бесконечность; речка Иртышка, где учились плавать на «наволочках»; первый класс в новенькой школе № 8 (теперь № 21) – лакированные парты, хромированные чернильницы с щеточками; воскресные выезды с родителями на пикники в Комсомольскую рощу. И именно таким солнечным воскресным днем – 22 июня – началась война.

«Мы с ребятами собрались у дома, ждали заводской автобус, чтобы отправиться с родителями отдыхать на Красную поляну. И вдруг по радио объявление войны», - вспоминает Петр Лазаревич. – «Мы возликовали страшно. Для нас, тринадцатилетних мальчишек, это было большой радостью. Мы мечтали о сражениях. Видели во всем этом какой-то романтизм, нечто притягивающее и зовущее. При том свято верили, что советский народ врага будет бить малой кровью на его территории»

По осени семья Кацнельсонов с заводом эвакуируется в Пермь, где практически под открытым небом было установлено заводское оборудование, и начался выпуск военной продукции. А уже к середине зимы эвакуированный завод вернулся в освобожденный Калинин.

«Немцами в городе было сожжено все, что можно было сжечь», - рассказывает Петр Лазаревич, – «А завод… Его пришлось разрушать вагоностроителям собственными руками еще перед эвакуацией: что не успели вывезти, уничтожали, чтобы ничего не досталось врагу. Очень хорошо помню одиноко торчащие остовы кондукторов в рамно-кузовном цехе. Страшно было…»

Родителей своих он видел редко. Отец круглыми сутками пропадал на заводе – он занимался снабжением. Мама днями и ночами была в госпитале, а потом парикмахером подрабатывала – деревенским девчонкам кудри крутила. Надо же было как-то выживать. Сам Петр решил пойти учеником электрика в электросиловой цех, а по вечерам учиться.

«Очень хорошо помню свое первое задание», - говорит он, – «Послали в рамно-кузовной цех снимать сожженные двигатели с кранов. Потом на ручной тележке отвозил их на перемотку, а после восстановления возвращал на место. По рабочей карточке получал по 800 граммов хлеба на день. Сегодня, кажется, это много, а тогда не хватало. Голодно было. Как-то отец принес мне с завода от своего обеда второе – жареную морковь. Вы знаете, я такой вкуснятины больше никогда не ел…»

Петр Лазаревич до сих пор помнит номер своего комсомольского билета.

«Когда принимали в комсомол, член комиссии у меня спросила:

-А если вас попросят в партизаны пойти?

-Конечно, пойду, - отвечаю я.

-А если в плен попадете, что будете делать?

-Постараюсь не попасть.

-И все-таки?

Я молчу. 

-Первым делом вы должны уничтожить свой комсомольский билет. Но, прежде чем его уничтожить, должны запомнить номер билета, - говорят мне.

Вот так я и помню его до сих пор: 17202114.»

А  молодость брала свое: работали, учились, а еще умудрялись ходить на танцплощадку за «Металлистом», так называемые «доски»:

«На танцы приносил свои пластинки. Как-то до войны еще отец поехал в Ригу в командировку и привез оттуда большую стопку пластинок. А у нас был такой красный патефон, отца на заводе им наградили. Посмотрел я на пластинки и говорю: «Зачем ты мне это привез?». По наклейкам на них была только классика. А оказалось, наклейки наклейками, а записаны были песни в исполнении Петра Лещенко, Александра Вертинского. Вот под их песни заводские девчата и танцевали. А еще я немного владел игрой на аккордеоне, самые тогда популярные песни разучил: «Темная ночь», «Шаланды полные кефали». В общем, был «артистом».

Кацнельсон

Он хорошо помнит май 45-го. Тот далекий день был очень теплым, солнечным. Казалось, сама природа ликовала. Радовался и шестнадцатилетний Петр Кацнельсон, вместе с приятелями направляющийся в центр города к драматическому театру, куда спешили все горожане поделиться общей радостью – Победой. Он шел и не знал еще, что вскоре поступит в техникум. Не знал и о том, что более сорока лет будет работать на Тверском вагоностроительном заводе и двадцать четыре из них отдаст самому «вагонному», по его выражению, цеху – рамно-кузовному. Ни о чем тогда не хотелось знать. Просто светило солнышко, зеленела трава. И все только начиналось…

В 2014 году Петра Лазаревича Кацнельсона не стало. Но остались его воспоминания, его частичка души, вложенная в родной завод.